Интервью с Натальей Могилевской

mogilevskaya-001

 

Наталья Могилевская,

украинская певица

 

Юлия Козда: Наталья, ваш всеукраинский тур Спасибо, мама можно назвать некой ретроспективой всей вашей творческой деятельности. И все же в этом перформансе больше лирики, переживаний и откровений – вы даете шанс каждому слушателю прочувствовать огромную любовь к самому близкому человеку. Легко ли это – открывать свое сердце многотысячному залу?
Наталья Могилевская: Тема мамы сейчас главная в моей жизни. Она в каждом шаге, мысли и действии. Песню Спасибо, мама написали со мной девочки из группы Real О. Они посвятили ее мне и моей маме.

Но эмоции, которые передаешь на сцене, должны быть контролируемыми. Поэтому мне хотелось бы посвятить свой тур всем мамам. Нужно говорить близким людям все, что хотите сказать, пока они живы.
Когда умер мой отец, я была уже довольно известной. За плечами остался Славянский базар, все пели Девочку с волосами цвета лилий и Ла-ла-ла. Я на сцене не сказала ни слова. Хотя песня Місяць отчасти была посвящена отцу. Но никто об этом не подозревал. К тому же люди бы подумали, что это пиар. Личные трагедии – это всегда очень интимно.

 

Ю.К.: В Запорожье, как и в других городах всеукраинского тура, вы планируете кастинг среди учеников музыкальных и художественных школ, чтобы выбранные вами счастливчики приняли участие в концерте?

Н.М.: Конечно, это одна из ключевых особенностей тура – дать возможность детям из региона, в котором проходит мой концерт, выступить на большой сцене и сказать своим мамам «Спасибо!». Маленькие таланты из каждого города принимают непосредственное участие в моих выступлениях — они поют, танцуют, прямо на сцене рисуют мамам плакаты… Поэтому концерт получается очень светлым и трогательным. В такое тяжелое время задача каждого артиста — дарить людям радость и надежду. Уже после первых нескольких концертов я поняла: я правильно делаю, что выступаю с этим туром.

 

IMG_2060
Ю.К.: Ваш последний тур проходил шесть лет назад. Вы соскучились по длительным, масштабным концертным поездкам, встречам с поклонниками в регионах?

Н.М.: С того времени я пересмотрела и сильно изменила свое отношение и к работе, и к жизни. Но неизменной осталась моя любовь к поездкам, концертам и, конечно, поклонникам.

 

Ю.К.: Вот уже несколько лет вы занимаетесь йогой, практикуете здоровое питание по аюверде и интересуетесь восточными духовными системами. Ваши тренеры по йоге путешествуют вместе с вами?

Н.М.: Нет. Практиковать йогу можно и самостоятельно. Есть пять простых правил долгожителей: здоровый сон, не менее семи – восьми часов, сбалансированное питание, физические тренировки или труд, духовная работа над собой и социальность. Последние пять лет у меня был педагог по йоге, аюрведе, буддизму – я никогда не буду буддисткой, но мудрость и красота этого учения много нового привнесли в мою жизнь. Однако я стараюсь не замыкаться на одном человеке, а знакомиться с разными людьми, которые могут дать мне разные знания.

Например, сейчас увлекаюсь бодинамикой – это направление схоже с йогой тем, что в нем используется телесноориентированный подход: предмет внимания в бодинамике – психосоматика. Можно сказать, что это наука о теле, о том, как наши мысли, травмы, проблемы и непрожитые истории отражаются на физическом уровне. Вся история жизни запечатлена в нашем теле. Работая с мышцами с помощью упражнений, можно снимать различные зажимы.

Моим проводником в бодинамике стала Алена Козелецкая – удивительная девушка! Алена много работает с детьми, и результаты ее работы потрясают. Я собираюсь пригласить ее в Киев, чтобы она здесь возглавила детское отделение в клинике, которую я планирую открыть. Она будет совмещать последние медицинские технологии с методами исцеления души (бодинамика – западная система). Это решение, кстати, стало результатом моего пребывания в Индии. Традиционное лечение хорошо тем, что позволяет быстро решить проблему (снять боль и т. п.). А альтернативные, в том числе восточные, практики хорошо работают с глубинными и хроническими заболеваниями. Именно в Индии я окончательно поняла, что лечить тело, не излечивая души, бесполезно.

 

Ю.К.: В полуфинале телевизионного шоу «Як дві краплі» вы неожиданно уступили свое место в финале Еве Бушминой. Если бы на тот момент вы вдруг решили идти дальше, образ какой личности вам еще хотелось бы воплотить?

Н.М.: Это правда, решение выйти из проекта было спонтанным. Шел предфинальный эфир, и я видела, насколько каждому из конкурсантов было важно участие в финале. В этот момент Ева Бушмина, которая подружилась в шоу с Валерием Харчишиным, уступает ему свое место в финале, хотя я видела, как она хочет победить. В конечном итоге это стало главной причиной моего решения покинуть шоу. Я ушла, и Ева попала в число финалистов. С хорошими людьми рано или поздно должны происходить приятные истории.

Что касается образов, то мне были бы интересны Людмила Зыкина, Нина Матвиенко, Клавдия Шульженко, Эдит Пиаф: это великие женщины, почувствовать которых было бы большим удовольствием. Мне кажется, из проекта я для себя взяла необходимый на тот момент максимум.

 

Ю.К.: Поделитесь секретом, как можно настолько войти в образ, чтобы так блестяще передать каждый вздох и движение другого человека? Неужели все исполнители, которых вам довелось изображать, были вам близки?

Н.М.: Для меня тогда эти перевоплощения стали отдушиной, возможностью переживать превратности чужих жизней и не задумываться о собственной. Мне предложили принять участие в шоу, когда я только похоронила маму и думала, что больше никогда не смогу выйти на сцену. Я не хотела жить. У меня была сильнейшая депрессия — не было желания выходить из дома, что-то делать, я не могла никого видеть. Все казалось бессмысленным, мелким, дешевым и ненатуральным.

Только вот педагоги по вокалу проекта Как две капли Наталья Ефименко и Таня Смаич ничего этого не знали и ворвались в мой дом с репетицией предлагаемых образов, полные восторгов и светлой энергии. Благодаря им я и не заметила, как увлеклась проектом. Первый раз мы репетировали шесть часов, и я была счастлива, потому что когда я пою, я не ощущаю ни боли, ни смерти, ни одиночества.

 

IMG_5669

 

Ю.К.: Поведайте, когда состоится премьера спектакля Романа Виктюка о жизни Людмилы Гурченко, в которой вы воплощаете образ великой актрисы?

Н.М.: Когда нормализуется ситуация в стране.

 

Ю.К.: Принимая участие во всевозможных телевизионных шоу и телепроектах, вы часто признаетесь, что тем самым делаете вызов самой себе. Вы находитесь в постоянном движении. Хочется ли вам иногда сделать паузу и понаблюдать за своей жизнью со стороны, неспешно попивая чай в тихой гавани?
Н.М.: Такой я была раньше, но за последнее время четко для себя уяснила: теперь я так жить не буду. Теперь я очень ценю свои выходные. Знаете, ведь в Советском Союзе девочек воспитывали или как мам, или как воинов. В своем стремлении быть номер один в профессии я вообще не уделяла времени себе как женщине. Нас попросту этому не учили. Я пять лет не была в отпуске. Если ты что-то делаешь слишком часто или не делаешь никогда, значит, есть проблема. Все должно быть в меру. Я поняла, что хочу быть гармоничной личностью. И пришла к этому через йогу и холистический подход к жизни. Если у меня есть талант быть женщиной, матерью, то я должна его реализовать.

 

Ю.К.: Каким для вас является идеальный вечер уикенда?

Н.М.: Для меня лучший вечер – это посидеть с хорошей книгой или позвать в гости друзей и угостить их вкусной едой. А на данный момент лучшие вечера у меня те, когда мы с детками репетируем номера для моих концертов в туре «Спасибо, мама». Еще мне дарят прекрасные вечера зрители на концертах. После одного из первых выступлений в Прилуках ко мне подошла мама шестилетней Даши и со слезами на глазах сказала: «Спасибо вам за то, что вы делаете: нам так этого не хватает!» И с тех пор я слышу слова благодарности в каждом городе, где мы уже побывали. Я считаю, что сейчас такое время, когда важно находить место в сердце для света и надежды, когда важно не терять веру.

 

Ю.К.: Полагаю, времени на приготовление обедов и ужинов у вас катастрофически не хватает. Ваш друг Эктор Хименес-Браво частенько балует вас своими коронными блюдами?
Н.М.: Хватает, но редко. Кстати, Эктор научил меня экспериментировать в кулинарии: смешивать вкусы, пробовать разные приправы… Когда мои друзья видят, как я готовлю, они пугаются: «Наташа! Что ты делаешь? Мы не будем этого есть!» Я отвечаю: «Спокойно!» – и получается вкусно!

Эктор очень хотел, чтобы я бросила курить. И бесконечно давил на меня по этому поводу (улыбается). И когда я покончила с этой привычкой, он сказал: «Гарантирую, ты не поправишься». Но, к сожалению, его вкусные завтраки были только по утрам. А весь остальной день в офисе его не было (смеется – прим. ред.). Одно время мы даже бегали вместе. Но, как это часто бывает, у занятых людей разные графики. Побегали всего недельку.
А однажды он 40 минут уговаривал меня просто попробовать десерт – соленые то ли сливы, то ли черешни в шоколаде. И когда я сдалась, это оказалось очень нежно и вкусно одновременно.

Эктор научил меня многим вещам. Он удивительный мужчина. Рисует, смело танцует, поет. Может розетку починить. А как готовит! Вот кому-то повезет (улыбается – прим. ред.)! Он человек мира, постоянно в дороге. Трудно создавать отношения с мужчиной, который принадлежит всему миру. Но мы дружим.

 

Ю.К.: Какие треки чаще всего звучат сейчас в вашем плеере?

Н.М.: Я слушаю самую разнообразную музыку: это часть моей профессии. Да и люблю послушать, что делают талантливые молодые люди. А в минуты расслабления, отдыха предпочитаю восточную, индийскую музыку, мантры: они помогают вернуть покой и душевный баланс, отвлечься от суеты.

 
Ю.К.: Какие строки из любой песни больше всего отвечают вашей жизненной философии?
Н.М.: Пожалуй, «Полюби меня такой, какая я есть» (улыбается – прим. ред.).

 

Беседовала Юлия Козда

Для журнала «Афиша» № 17-18 (212-213)