Интервью с Никитой Кравченко

DSC_0844

Никита Кравченко,
танцовщик, суперфиналист шестого сезона танцевального шоу «Танцуют все».

 

«Я не стараюсь танцевать лучше всех остальных. Я стараюсь танцевать лучше себя самого».
Михаил Барышников

Юлия Козда: Никита, 29 мая в Запорожье состоялся спектакль «Лебединое озеро. Современная версия» в исполнении «Киев Модерн-Балета» неподражаемого Раду Поклитару, с постановками которого ты знаком не понаслышке. Насколько тебе близка хореография Раду?
Никита Кравченко: Прекрасная постановка! Мне очень интересна лексика хореографии, которую ставит Раду. Очень нравится наблюдать, как он дает классике современное прочтение. Ты идешь не на заезженную историю, а бежишь увидеть новую трактовку.

 

 

ЮК: Видишь ли ты себя в балетной труппе?
НК: На данный момент мне сложно ответить на этот вопрос: я пошел сейчас по своей тропинке и пока не знаю, куда она приведет. Мне хотелось бы быть и частью чего-то грандиозного, и в сольном плавании. Я даже мечтаю о своем балете, где-то в перспективе, не сейчас. Но я всегда отличался тем, что хотел сделать все по-другому. Даже говоря о гениальном «Лебедином озере», которое поставил Раду Витальевич, я все равно вижу эту постановку иначе. Мне нравится ощущение движения, изменений. Сейчас я в постоянных разъездах между Запорожьем, Днепропетровском и Киевом. Недавно был с постановкой на отчетном концерте Дениса Миргоязова в талант-центре DDC (Dan Dance Complex – прим. ред.), и меня поразило огромное количество людей, которые занимаются у него в студии. А позже, посетив в Киеве очередной danceshot My Way, я понял: у запорожских танцоров – не меньше творческого потенциала. Просто нужно быть увереннее в себе и начинать действовать.

 

 

ЮК: Ты недавно заметил, что техника контемпорари тебе сейчас ближе, чем родной, бальный, стиль. Когда наступил этот переломный момент?
НК: Сейчас моя партнерша и вовсе отправилась на пару месяцев в отпуск, поэтому в моих занятиях бальной хореографией наступила пауза (смеется – прим. ред.). Плюс я нашел отличного специалиста по техникам контемпорари, которая сейчас преподает в нашей студии: именно она дала сильный толчок для развития студии после участия в международном танцевальном проекте Work and move. Мне нравится, что техника контемпорари дает больше свободы: я могу выражать то, что хочу, то, что считаю нужным на данный момент. Бедра человека отвечают за его страсть, кисти – за его душу, а стопы – за технику. Так вот я уделяю внимание больше своей душе, своим желаниям, нежели самой технике. Мне очень нравится, что в контемпорари сильно работают кисти.

 

 

ЮК: Ваша идеальная партнерша – кто она?
НК: Идеальная партнерша – это мое воображение. Порой танец сперва возникает в голове, потом, благодаря музыке, вспыхивают эмоции. А самый надежный партнер – это пол, который всегда даст тебе поддержку, сколь бы сложные композиции ты не воплощал.

 

DSC_0782

ЮК: Ты определенно сольный танцовщик! Майкл Джексон однажды сказал: «Я раб ритма. Я танцую так, как чувствую в эту секунду. Танцевать – это не про разум, а про чувства». Согласен ли ты с его изречением?
НК: Создавая свое последнюю постановку для выступления в Днепропетровске, я сразу видел, что это будет импровизация. У меня была мысль, внутреннее ощущение, музыка, образ, и я говорил то, что хотел сказать. Я практически полностью танцевал с закрытыми глазами – эта идея пришла сама по себе. Дело в том, что зрение я сравниваю с классическим станком – когда ты от него отходишь, то не сразу понимаешь, где ты находишься и что происходит. Поэтому когда ты закрываешь глаза, молниеносно обостряются остальные органы чувств. Благодаря этому я больше доверяю своим ощущениям, инстинктам, фантазирую, начинаю прислушиваться к музыке – в эти минуты она звучит совсем по-другому. Не в моей привычке следовать штампам. Я не танцую чужую хореографию, я ее преображаю. И тогда хореография приобретает совсем другой вид. Любой танцор следует общему порядку элементов, а сейчас, во время постмодернизма, мы и вовсе выходим из подчинения танцу как некой заданной схеме – можем слиться с музыкой, а можем существовать отдельно от нее. Сам танец – это не есть сугубо хореография, это то, как ты заполняешь промежутки между элементами хореографии, то, как мы к этим элементам приходим. А если получаешь от этого удовольствие, то процесс становится невероятно увлекательным. У Уильяма Форсайта, американского и немецкого балетмейстера, однажды спросили, можно ли не заниматься классикой и получать хорошие результаты. Он ответил без тени сомнения: «Если ты можешь этого не делать, не занимайся». Я не могу не танцевать – это в моей крови, в моей душе. А тело никогда не врет.

 

ЮК: Каких мировых танцовщиков ты выделяешь для себя?
НК: Их очень много… Коко Сугавара (Koko Sugawara), Чаз Бузан (Chaz Buzan), Эрика Собол (Erica Sobol) – яркие представители современного танца. Мне нравится та хореография, которую можно прочитать, которая заставляет задуматься. Одна из последних работ Чаза под названием «Love – for Art for Freedom» – это совершенно потрясающая танцевальная лексика! Не тот набор трюков и техники, которыми он безупречно владеет, а именно сам танец, который заставил над чем-то задуматься, – вот это действительно круто.

 

ЮК: Какую музыку предпочитаешь слушать?
НК: Я большой меломан, и приемлю почти все, за исключением, пожалуй, хардкора – этот стиль очень сложен для моего восприятия (смеется – прим. ред.). Мне близка классическая музыка – Моцарт, Дебюсси, Сибелиус. Мне нравится, когда и в музыке, и в хореографии можно прочесть произведение.

 

«Я ощутил свет, проходящий сквозь все органы моего собственного тела. Тогда я узнал, что осознанность – это то, каким образом человеческое существо испытывает свет сознания».

Ден Милман, «Путь мирного воина»

 

ЮК: Сейчас ты учишься в медицинском университете. Как получается совмещать два таких полюсных занятия – медицину и свою танцевальную школу в Запорожье?
НК: Да, у меня получилось открыть свою школу (Dance Laboratory Nickita Kravchenkoприм. ред.). Я нашел свою дорогу и уверенно иду по ней. Этот путь несколько неопределенный, но я живу сегодняшним днем и получаю от этого удовольствие. У меня нет такой цели – стать успешным врачом до 35 лет, к примеру. Я живу здесь и сейчас. Сейчас мне нравится получать медицинские знания и параллельно оттачивать свое мастерство на танцевальных площадках. Я познаю себя, совершенствуюсь и не останавливаюсь на достигнутом. Нужно быть счастливым сегодня, но, разумеется, не отказываться категорически от планов на будущее. Мне нравится свободный полет мыслей. Мы рождаемся свободными, а с течением жизни почему-то ищем себе рамки, быть может, потому что в них легче жить. Ден Милман в книге «Путь мирного воина» заметил: «Очень часто реальность не совпадает с мечтами, счастье оказывается всегда за углом, тем самым углом, за который мы никак не свернем. А нужно лишь сделать шаг».

 

DSC_0773!!!

 

Беседовала Юлия Козда
Фото: Марина Литвинова
Благодарим Italian cafe Розмарин за помощь в организации интервью

Для журнала «Афиша» № 09-10 (204-205)