Интервью с Тоней Ноябревой для PrimaVera beauty book

размещено в: Interviews | 0

Ракеты летают далеко

 

Тоня Ноябрёва,

режиссёр, клипмейкер, автор короткометражных фильмов «День независимости» и «Все буде добре», а также полнометражного фильма «Герой моего времени»

ИНТЕРВЬЮ: Юлия Козда

ИЛЛЮСТРАЦИИ: CANBEANN

ДЛЯ: PRIMAVERA BEAUTY BOOK MOVIE ISSUE

Первая полнометражная лента Тони Ноябрёвой «Герой моего времени» произвёл настоящий фурор на Одесском кинофестивале и в кинотеатрах Украины этой осенью. Только Тоне удалось так сочно и реалистично показать непопсовую сторону Киева и главного героя, жадно мечтающего о покорении столицы с запахом бензина и дорогих духов. Каждое кино, которое снимает Тоня, — о ней самой. Рисковой и сомневающейся, ироничной и серьёзной, рвущейся в поток путешествий и ценящей домашний уют. Кино для неё — способ коммуникации с миром, который уже с широко раскрытыми глазами ждёт новых историй. Что ж, ракета запущена. И её не остановить.

 

 

Тоня, сейчас, когда фильм «Герой моего времени» вышел в украинский прокат, у вас в руках «Золотой Дюк» ОМКФ и тысячи восторженных отзывов о фильме, можете ли вы позволить себе расслабиться и вдохнуть глубже?

Вдохнуть глубже — разве что для очередного рывка. Нет, наоборот, сразу же после премьеры и награждения на Одесском кинофестивале я мобилизовала все свои силы. Понимая, что вот сейчас как раз то самое время — выстрелить, взлететь в космос, и пока железо горячо, нужно его ковать, да побыстрее. Я полностью сконцентрирована и погружена в работу, причём самую разнообразную: это и новый проект, и написание сценария, и подготовка всех материалов к нему. Параллельно к этому я нашла себе сотни дел: мне очень интересны реклама, клипы. Я стараюсь развиваться по всем направлениям одновременно.

 

И всем им вы можете уделить внимание должным образом?

Я прилагаю все усилия. Но если я понимаю, что не тяну, — не берусь. Пока у меня хватает времени, фантазии и сил сделать всё так, чтобы выходила не халтура, а качественный продукт, я не останавливаюсь.

 

А могут ли в вашей голове возникнуть параллельно замыслы двух сценариев к фильмам?

А вот здесь думаю, что это невозможно. В данном случае сердце нужно не разрывать на части, а отдавать чему-то одному.

 

По сути, многие зрители, идя на картину, хотят побыть в другой реальности, прожить жизнь, отличную от своей: почувствовать себя Женщиной-кошкой или открыть для себя экстраверсивную натуру Фриды Кало. Вы же предлагаете зрителю, напротив, не отрываться от реальности, а оставаться в ней как во время фильма, так и выйдя из кинотеатра. Останется ли это вашим фирменным режиссёрским почерком?

Да, я точно знаю, что моё кино можно сразу визуально определить. Это действительно мой почерк. Причём он прослеживается и в моих короткометражках. Я очень его люблю и обязательно вернусь к этому стилю, но так сложилось, что мой профессиональный путь приближается к новой галактике. Ведь все мы экспериментируем; даже когда мы учились в школе, то пробовали разные почерки: «А может быть, здесь попробовать сделать прямее или наклон букв в другую сторону?» Сейчас мне хочется сделать некий эксперимент и снять совершенно другое кино. Визуально, эмоционально, жанрово — посмотрим, что из этого получится, пока рано об этом говорить и загадывать. Но всех зрителей, которым пришёлся по душе мой почерк, я буду радовать короткометражными или полнометражными работами в любимом жанре — это форма моего мышления и то, как я вижу мир.

 

Каковы реалии украинского кинематографа на сегодняшний день?

Мне кажется, что украинский кинематограф, как верно заметил один из моих друзей-кинокритиков, входит в пубертатный период. И всё, что с этим связано — сложный переходный возраст, гормоны, постоянные смены настроения, мысли о сексе, метания со стороны в сторону, «то жарко, то холодно», — вот это то, что сейчас происходит. Очень чёткое определение, на мой взгляд.

 

Чего точно никогда не увидеть в фильмах Тони Ноябрёвой?

Уфф…я боюсь крови (смеется — прим. ред.) Нет, я не зарекаюсь и не говорю, что в моих фильмах её никогда не будет, но хоррора вы точно от меня не увидите! Если вдруг попадётся на глаза что-то вроде «Хоррор от Антонины Ноябрёвой “Пила-5ˮ» — то это стопроцентная фальшивка, «мой аккаунт взломан» (смеётся — прим. ред.).

 

«Ты должен профессионализмом доказывать на площадке свою состоятельность. Режиссёром может быть каждый, если ты не доказал обратное».

Часто ли вы смотрите киноработы коллег? Удаётся ли вам абстрагироваться от профессии, просматривая любимые фильмы?

Конечно, я всегда что-то смотрю с утра до вечера. Я очень люблю сериалы. К примеру, начала смотреть сериал «Маньяк», уже проглотила пять серий подряд — совершенно чудесный, смешной и остроумный. Посмотрела сериал «Первые» с Шоном Пенном. Из фильмов я рекомендую всем «Донбасс» Сергея Лозницы, буквально вчера была в кинотеатре на допремьерном показе. Я действительно очень много смотрю, и не верьте, что хорошие режиссёры этого не делают. Может быть, конечно, такие существуют, но мне кажется, хороший режиссёр — это плюс ко всему насмотренный человек.

 

Вы проживаете роли вместе с актёрами или всякий раз ставите себя на место режиссёра?

Конечно, я сопереживаю каждому герою, каждый герой — это я. Я обязательно должна встать на их место, прочувствовать себя в их шкуре. Причём это касается и клипов, и рекламы, и короткометражек, и полнометражной работы, и сериалов. Но вместе с тем эти процессы неотделимы друг от друга, всё происходит как-то одновременно. Я себя очень часто ставлю на место режиссёра; есть такие фильмы, которые мне безумно нравятся, тогда я говорю себе: «Господи! Это же должна была снять я!» (смеётся — прим. ред.)

 

Вы работали с непрофессиональными актёрами, и работа складывалась очень легко: вы слышали и понимали друг друга. Как вы думаете, насколько возможна обратная модель в работе: профессиональная команда актёров и режиссер без специального образования?

Есть столько прекрасных режиссёров, которые не имеют специального образования. Я уверена, что никакого значения «корочка» из института не имеет. Ты должен профессионализмом доказывать на площадке свою состоятельность. Режиссёром может быть каждый, если ты не доказал обратное.

 

Насколько вы требовательны к съёмочной команде?

Очень. Я требовательный к себе человек, невероятно скрупулёзна и дотошна на съёмочной площадке. У меня не существует понятия «мелочь»: мне важна каждая пуговичка, каждая ниточка. Я абсолютно бескомпромиссна в работе, и прежде всего по отношению к себе. Если я не удовлетворена на все сто процентов, я не считаю действие выполненным.

 

Как актёры, сыгравшие в «Герое моего времени», отреагировали, впервые увидев себя на экране?

Прекрасно! Но есть очень смешная история с Соней Забугой (главный редактор ELLE Украина — прим. ред.). Мы с ней не были знакомы до совместной работы. Когда я обратилась к Соне с предложением сняться в фильме, она подумала, что друзья заказали какой-то розыгрыш. Причём она долго не сдавалась и была убеждена, что её разыгрывают. И только когда Соня навела справки и поняла, что я никакая не аферистка (улыбается — прим. ред.), она согласилась. Теперь мы с ней приятельствуем, я счастлива, что Соня согласилась и у нас всё сложилось — лучше, чем она, эту роль не сыграл бы никто.

 

Соня Забуга в к/ф «Герой моего времени»

Любимый сериал: «Больница Никербокер» Стивена Содерберга

Любимый актёр: Дэниел Дей-Льюис

Киноожидание: «Кислота» Александра Горчилина

Самоирония — одно из определяющих качеств вашей личности?

Безусловно! Более того, я считаю, что она — моё главное достоинство! Не белозубая улыбка и красная помада, и даже не стройные ноги и умение хорошо готовить, а прежде всего чувство юмора и умение посмеяться — в первую очередь над собой.

 

Вы прекрасно готовите, даже собираетесь с друзьями на «Гастросредах». А как вы относитесь к культу еды в кинотеатрах? Не мешает восприятию?

Абсолютно не против, я сама обожаю сырный попкорн! Просто есть такие фильмы, в ходе которых человек перестаёт жевать уже на третьей секунде. Например, во время того же «Донбасса» нет особого желания хрустеть кукурузой. А есть, напротив, фильмы, которые к этому очень располагают. Почему бы при просмотре «Агента Джонни Инглиша» с Роуэном Аткинсоном не съесть ведёрко-другое попкорна?!

 

Ваш самый смелый поступок?

Я полагаю, что снять кино — это очень смелый поступок! Причём мне всё время кажется, будто сейчас меня раскроют, мол, я притворяюсь режиссёром, а на самом деле ничего не умею (смеётся — прим. ред.). Выходя каждый раз на съёмочную площадку, я очень волнуюсь, хотя внешне сохраняю спокойствие. Я захожу, как в клетку с хищниками: боюсь, но страха не выказываю (улыбается — прим. ред.).

 

«Понимая, что вот сейчас как раз то самое время — выстрелить, взлететь в космос, и пока железо горячо, нужно его ковать, да побыстрее».

Вы в восторге от документальной ленты «My generation» Дэвида Бэтти о «неспящих 60-х» глазами британского актёра Майкла Кейна. Твигги, Джейн Биркин, Верушка, Дэвид Боуи, The Beatles и The Rolling Stones — когда вы впервые услышали эти имена? Чем вам импонируют 60-е?

Разумеется, я слышала песни The Beatles и смотрела ленты с Джейн Биркин, но не могу сказать, что впитала их с молоком матери — я всё-таки родилась в Советском Союзе. Всё это я застала и помню. Понятное дело, что все мы видели клипы Майкла Джексона, но это было гораздо позже. Не могу сказать, что я ассоциирую себя с обществом Великобритании тех времён. Мне импонируют «наши» 60-е, я обожаю советское кино периода «оттепели». Это был самый расцвет, высокий грациозный полёт кинорежиссёров, писателей, поэтов: Шпаликов, Довлатов, Бродский… Совершенно потрясающее время. Мне вообще кажется, что я жила в 60-х в прошлой жизни (смеётся — прим. ред.). Это абсолютно моё время — время больших надежд, объёмных желаний, когда ты молод, вся жизнь впереди и весь мир принадлежит тебе.

 

В «My generation» закадровый голос Майкла уверяет, что такое колоссальное количество бьющих за край творческих потоков породили общение и личные встречи. Люди не переписывались между собой в Telegram, находясь в одной комнате, а смотрели друг другу в глаза и дискутировали. Ну, или занимались любовью, что было такой же частью культуры 60-х. Неужели мы обречены?

Я совершенно неинстаграмный человек, несмотря на то, что веду там страничку. И предпочитаю личные встречи. Но социальные сети — это тоже общение. Да, более поверхностное, формальное. Иногда мы с моими друзьями, а я их называю великовозрастным поколением, 35+ (смеётся — прим.ред.), нравоучительно вздыхаем в сторону следующей волны «миллениалов», которые, как нам кажется, уже не те, что были мы, — они-де несерьёзны и бесцельны. Да, это уже другое поколение, но всегда были свои нюансы, веяния моды и открытия. У меня есть старшая сестра, у которой трое детей; мои племянники — поколение Z — все хотят быть блогерами, все вращаются вокруг Instagram, Vine, перепостов и лайков, а первый вопрос, который задаётся при знакомстве: «Сколько у тебя подписчиков?». Именно этим сейчас измеряется богатство (смеётся — прим. ред.). Нужно уметь наслаждаться настоящим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.